Category: россия

Рыжий за углом

Пора, брат, пора!

promo kino_sssr february 10, 2020 23:08 38
Buy for 50 tokens
Кого интересует малоизвестное советское кино (а процентов 70 - реально малоизвестно), кого интересует советская эпоха глазами современников - велкам. Каждый день, как правило, пост про один фильм, иногда про два. Охватываю на данный момент, в основном, период с 1930+ по 1991 годы, но случается и…
Рыжий за углом

Далеко от Москвы (1950 год)

Производственная драма по одноименному роману Василия Ажаева. Припоминаю, кстати, что этот роман в мои школьные годы рекомендовался для внеклассного чтения, но я его не прочитал – в те годы мне показалось очень скучным. Тем более, что для сочинений можно было выбирать из нескольких, и я остановился на более близком «И это всё о нём» Виля Липатова.
Но с возрастом проблемы, затронутые в производственных романах и фильмах, становятся куда более понятными. То, что в 15-16 – ни о чем, в 50+ очень даже о чем.

далеко6
Кадр из фильма "Далеко от Москвы"
Collapse )
Рыжий за углом

Алло, Варшава (1971 год)

Признаться, даже и писать про этот фильм не хотел – думал оставить на потом и дать обзором с похожими. Причина – это музыкальный фильм. Даже нет… это – оперетта. Композитор – Никита Богословский. Но, хотя мне очень симпатичны классические оперетты (особенно, Кальмана), здесь – совсем не та музыка, которая мне нравится, мне тяжело было смотреть. Но… фильм совсем малоизвестный, и я подумал, что могу оказать услугу любителям данного жанра, дав наводку.
Это я написал, посмотрев, примерно, до половины…

алло4
Анджей (Геннадий Бортников), кадр из фильма "Алло, Варшава!"
Collapse )
Рыжий за углом

Литдыбр 27, год 1981

Мне 17 лет, лето после десятого класса

1.7.81
Вот мы и у бабушки. Сегодня дождь. Обидно. А всю дорогу стояла жара, но ехали в спальном вагоне - красота!

3.7.81
Очень грустно. Скука адская. Все время думаю и думаю о ... Дурак я!



Collapse )
Рыжий за углом

Русский сувенир (1960) *

Удивительно-странный фильм этот "Русский сувенир". С одной стороны - полный позор Григория Александрова, который умудрился снять в 60-х, во времена бушующего, так сказать, нео-реализма откровенный лубок с феерически непрофессиональными комбинированными съемками, имеющими технический уровень начала 30-х. С другой - что-то притягательное в фильме есть, хотя, я подозреваю, что это притягательное - не совсем то, что вкладывали авторы. Хотя, кто знает?

Кратко сюжет - самолет с иностранными гостями совершает вынужденную посадку в Сибири. Сначала гости приходят в ужас, но потом радуются, что могут увидеть то, что скрывают от них за "железным занавесом". То есть - не парадную картинку, предлагаемую всем иностранцам, а реальность, которая непременно должна быть ужасной.



Но реальность оказывается совсем не ужасной, а где-то даже настолько удивительной, что все гости дружно влюбляются в советскую Сибирь, а кое-кто и в прекрасную Варвару - русскую, молодую москвичку, тоже оказавшуюся в этом самолете. Варвару играет почти 60-летняя Любовь Орлова. Загримирована. На юную девушку она, конечно, не тянет, но выглядит достойно - впрочем, чтоб не так сильно был заметен возраст "девушки", влюбившегося в нее американца играет такой же возрастной актер.

Collapse )
Рыжий за углом

ВЕ - ВЕрба

Когда-то в детстве я очень удивился, узнав, что верба - это, собственно, ива. И что ракита, лоза, ветла - это тоже варианты названия ивы, а вообще разновидностей ивы насчитывается более пятисот. Думаю, это самое разновидное дерево (да и растение вообще).



Интересное тащу ) Это выдержка из Ботанического словаря 1878 года )

Collapse )
Рыжий за углом

День подводника

Сегодня - День подводника, коего краешком и я коснулся, ибо 9 лет жизни отдал северодвинскому заводу. День этот касается всех в моей семье - и не только потому, что мы жили в Северодвинске. Мой отец более 50 лет проработал на подводный флот, и сделал для него немало. Родители жены - оба заводчане. Муж сестры в прошлом был офицером-подводником. А зять и сейчас работает на заводе в Северодвинске.

Дата 19 марта была обозначена как День подводника в 1906 году, когда в составе Российского флота появились первые подводные лодки. Они назывались "Форель". После революции День подводника отменили и вернули только в 1996 году.


Владивосток, подводная лодка "Форель"

Collapse )
Рыжий за углом

В Москве проездом… (1970)

"В Москве проездом..."  - это четыре короткометражные новеллы, не связанные между собой героями, кроме одного героя - Москвы. Кто хочет посмотреть на живую Москву 70-го года - велкам, натурных съемок здесь немало, равно как и примет эпохи.

Новелла первая. Герой - моряк Володя (Евгений Карельских). Он возвращается из отпуска к месту службы и очень хочет напечатать стихотворение. На удивление, практически первый встречный дает ему верное направление - редакция газеты "Вечерняя Москва". А там стихи отправляют в готовящийся номер. Но не всё так просто в этой жизни ))



Collapse )
Рыжий за углом

И снова вальс :)

Нет мне покоя )
Все-таки, я не охватил еще один интересный пласт вальсов - в исполнении тех, от кого они совершенно не ожидаются. Я о рокерах :)
И в этой маленькой подборочке я предлагаю несколько композиции в ритме вальса в исполнении самых известных отечественных рокеров

Константин Кинчев и "Алиса" - "Лунный вальс"


Collapse )
Рыжий за углом

Фотографии, за которые авторов уволили с работы

Оригинал взят у apleks в Фотографии, за которые авторов уволили с работы
Это сложная проблема, что должно отображать исскуство действительность или быть "красивым"? В предыдущем я написао о красивости в этом фото СССР действительности. Я подтверждаю такое было везде даже в Москве такие же люди такие же лица. Только Москва огромна, в ней есть и элитные районы и рабочие в рабочих такое и было на 100%.

Запрещенная в СССР документальная фотография.

Группа ТРИВА — это фотографы Владимир Воробьев, Владимир Соколаев и Александр Трофимов, работавшие на рубеже 70–80-х годов при Кузнецком металлургическом комбинате (КМК). Впрочем, хроники работы завода среди их снимков — в абсолютном меньшинстве.

Однажды их выгнали с основного места работы за очернение социалистического образа жизни, им пришлось уничтожить часть архивов, и они стали свободно заниматься фотографией.

«Мы брали в руки фотоаппарат и в свободном режиме шли по улице, называя это „свободной охотой“ и не имея никакой конечной цели. Только в этом режиме я приходил с полной пленкой материала», — рассказывает Владимир Соколаев — один из участников группы.

«Cнег на коксовой батарее», Коксохим КМК, 27 ноября 1979 года.

[Spoiler (click to open)]

«Праздник Масленицы у шахтеров», Новокузнецк, 1984 год.

«Заливка льда на стадионе „Металлург“», Новокузнецк, 11 февраля 1984 года.

Участники ТРИВА не расставались с камерами и за пределами завода и рабочего дня. В результате большая часть работ — это повседневные сценки на улицах Новокузнецка 80-х годов.

Принципы, по которым снимали фотографы ТРИВА, — отказ от ретуши и кадрирования отснятого материала. Но главное — полный отказ от постановочных кадров. Все, что происходит в кадре, происходит на самом деле; человек с камерой никогда не подсказывает героям, как делать это фотогеничнее, и не просит повторить упущенный им момент.

«Торжественная регистрация новорожденного», ЗАГС Центрального района, 1 октября 1983 года.

«Соревнования Горпромторга по производственной гимнастике», школа № 62, Новокузнецк, Сибирь. 10 апреля 1983 года.

Этот принцип невмешательства был весьма нетипичен для официальной советской фотографии, где часто даже известные исторические фото (например, «Знамя Победы над Рейхстагом») разыграны перед камерой.

«В СССР 90 % газетной фотографии снимались как кино, начиная с подбора реквизита, — комментирует куратор Евгений Иванов. — Надо снять героя-тракториста? Переоденем его и поставим не возле трактора, на котором он работает, а возле нового трактора. От фотографа требовалась не реальная жизнь, а жизнь такая, какой она должна быть, отредактированная в идеологических целях».

Отказаться от постановки и снимать жизнь как есть, в том числе и в сложных условиях (например, заводских цехов), фотографы ТРИВА смогли в том числе и благодаря тому, что на рубеже 70–80-х годов у них завелись японские «Кэноны» и немецкие «Лейки». Отвечая на вопросы новосибирской публики, приехавший на открытие участник ТРИВА Владимир Соколаев рассказал, что «Зенитом» и другими советскими камерами многое из показанного снять бы не удалось, да и вообще обретение «Кэнона» стало для группы поворотным моментом.

«Электрослесарь на коксовой батарее», КМК, Новокузнецк, 1980 год.

Это фото — слегка абсурдистское и сюрреалистичное — выглядит задуманным специально, но это не так. На нем изображен мастер, пришедший в цех КМК чинить часы, но у коксовой батареи местами выделяется газ, от которого человек пьянеет. Опьяневший мастер вышел на улицу, чтобы прийти в себя на свежем воздухе, — и его снял проходивший мимо фотограф Владимир Воробьев.

«Опала куриной тушки»

Полный отказ от припудривания реальности в итоге и прекратил официальное существование группы ТРИВА. Она была официально зарегистрирована в 1981 году, успела принять участие в 19 выставках (в том числе и зарубежных), но в начале 1982-го партийные чиновники и КГБ заподозрили в стилистике ТРИВА очернение социалистического образа жизни.

«Поход джентльменов в гости», Новокузнецк, 1980 год

ТРИВА не гнались за яркими внешними эффектами. Многие фотографы хорошо понимают, как сразу впечатлить зрителя и превращают фотографию в цирк — кто выше залезет. У ТРИВА же — простые истории простым языком. Но это простота, как у Чехова, — внешняя простота, за которой скрывается глубина и чистота и емкость языка, которой нужно учиться годами.

«Счастье, проходящее мимо», Новокузнецк, 1 мая 1983 года

Эти фотографии — шедевры, потому что они — не про эффекты, а про человеческую жизнь, про вопросы бытия. Вот, например, «Счастье, проходящее мимо» — рядовая ситуация на демонстрации оборачивается целой притчей. И чисто технически эта притча передана ясно и четко, тут нет ничего лишнего, все работает на одну идею.

«Коридор роддома. Кефир после родов», 1-й клинический роддом, Новокузнецк, Сибирь, 29 июня 1981 года.

«Книжный магазин. Отдел букинистической литературы», Улица Кирова, Новокузнецк, Сибирь. 21 января 1983 года.

Кроме художественной значимости, датированные с точностью до дня, фото ТРИВА ценны и как исторический документ: «Для нас уличная фотография — это единственный способ свободно снимать. Мы фактически фиксировали историю своего города. Другого способа не было. Нас никуда не пускали, никуда не приглашали. Наша мотивация была — съемка нашей истории, что происходит, чем дышит город», — говорит В. Соколаев.

«Венок для собаки». Дети пришли в школу и увидели собаку, которую решили одарить цветами.

На фотографиях «Манифеста ТРИВА» действительно много того, что захлестывает социальные сети волной ностальгии под лозунгами «у нас было настоящее счастливое детство без „айфонов“, но с глубокими лужами, песочницами и совочками».

«Игры в «резинку», двор на улице Тольятти, Новокузнецк, 9 мая 1985 года.

Фотографии позволяют нырнуть в эту лужу (или песочницу) детства с головой: если вы застали те времена хоть в полумладенчестве, пара сотен фотографий удивительным образом активизируют какие-то вроде бы запечатанные и убранные в архив пласты памяти.

«Один в ванной», пока надевают сухие штаны на одного ребенка, другой дожидается своей очереди в ванной, Дом ребенка № 2. Новокузнецк, 29 мая 1981 года.

С другой стороны, многое на этих фотографиях способно слегка отрезвить ностальгирующих. Кто-то заметил, что такие снимки могли бы служить обвинительными документами на гипотетическом процессе против государства под названием СССР.

«Перекур на газовом баллоне», такая русская забава.

Но в целом фотографии группы не воспринимается как «чернуха» — скорее вдохновляют и вызывают нежность к людям.

А главное — работают как машина времени: зритель словно гуляет по сибирскому городу тридцатилетней давности — иногда он подглядывает бытовую сценку незамеченным, иногда сталкивается с обитателями прошлого лоб в лоб, и те смотрят на него (путешественника во времени) подозрительно и с любопытством.

«Люди в очереди», Новокузнецк, 1982 год