Александр (kino_sssr) wrote,
Александр
kino_sssr

Category:

Старые песни о главном (1996) часть 6

Трек 6. Леонид Агутин "Песня о шофере"



Пожалуй, у этой песни самая интересная история. Исходно она прозвучала отнюдь не на руском языке, а в фильме 1956 года о бразильских водителях "A Estrada" (Дорога, автострада) режиссера Освальдо Сампайо . Саундтрек к фильму написал бразильский композитор Клаудиа Санторо.

В дублированном на русский язык варианте фильм назвали "Там, где кончается асфальт", в прокате у нас он шел с 1961 года.


Заставка к фильму "Там, где кончается асфальт" - с мелодией


Текст под эту мелодию написал Григорий Никитинский. Исполнил песню Олег Анофриев.

А дальше забудем то, что я написал выше и познакомимся со статьей Александра Александрова :)

Вот как все это было, со слов Олега Анофриева (позволю себе, с его разрешения, процитировать его ко мне письмо, - по существу, мини-новеллу):

"...Как сейчас помню первую мою запись в студии на улице Качалова. Это было событие в моей жизни! Огромное серое здание Радиокомитета носило аббревиатуру ДЗЗ, что означало - "Дом звукозаписи". Мы же называли ДЗЗ - "домом задержки зарплаты". Работали много: писали детские передачи, рассказы и отрывки из романов, в которых иногда попадались и песенки, в общем, делали привычную для актеров работу. Но чтобы песни, да еще на грампластинку! Это было невероятно! Ведь право на это имели только оперные певцы, ну на худой конец, камерные исполнители романсов. Но чтобы актеры?! Это бывало очень редко. Ведь пластинка - это сразу слава!!! Слава на весь Советский Союз! Но прежде чем попасть на пластинку, песня проходила жестокий отбор. Для того чтобы она прозвучала в эфире, необходимо было быть известным Композитором, признанным Поэтом-песенником. Известным исполнителем. Новичков туда не пропускал худсовет. И вдруг...


Ансамбль Мещерина

При Радиокомитете появился новый, необычный коллектив. Вячеслав Мещерин организовал ансамбль электроинструментов, которых и в помине еще не существовало. К тому времени, кроме гитар, подсоединенных к примитивному усилителю самими гитаристами, не было ничего! А тут... И скрипки, и виолончели, и даже аккордеон и вибрафон - все было подключено проводами к усилителям и огромным колонкам, которые были расставлены по всему полу. Звук этих инструментов был ужасающим, но необычным, и ансамблю разрешили сделать несколько эстрадных записей. Слава выбрал две песни: одна из фильма "Путь к причалу", а другая из бразильского фильма "Там, где кончается асфальт". Эти-то две песни и предложил спеть мне.



Тоже ансамбль Мещерина

Фильмов я не видел, впрочем, в этом не было особой нужды. Я был готов спеть "телефонную книгу", ведь это же на пластинку! А на пластинку отбирались те песни, которые попадали в "золотой фонд" радио. Честно говоря, я не рассчитывал на это, уж слишком "кастрюльным" было звучание электроинструментов. Но... Чудо свершилось, запись попала в "золотой фонд". Остальное - как положено. И я - не только в эфире, но и на прилавках магазинов! Через месяц я наслаждался, слушая почти из каждого окна, на каждой танцплощадке знакомые мелодии, которые я высвистывал и напевал: "Не страшны тебе ни дождь, ни слякоть..." и "Если радость на всех одна..."!

Говорят, что если песня попадает в анекдот - значит это любимая песня. Анекдот: "В тюремной камере, где сидели ребята "за коллективное изнасилование" любимой стала песня: "Если радость на всех одна..."

На авторов и на ансамбль мне было "наплевать"! Главное, звучал мой голос! На всю огромную, дорогую мне страну: Советский Союз!" (О. Анофриев)

В исполнении Олега Анофриева - на "Голубом огоньке" 1962 года



Пока это - единственное свидетельство. Мещерина нет с нами. Живы ли редактор, звукорежиссер, музыканты, кто-то, кто знает правду о той записи, знает то, на что Анофриеву, по его словам, было "наплевать", - неизвестно. По поводу песни Андрея Петрова вопросов нет. А вот вторая песня... "Не страшны тебе ни дождь, ни слякоть..." Ответа на вопрос, кто же сочинил одну из самых популярных советских песен, - нет.

Если взглянуть на пластинку, то хорошо видно, что автор музыки НЕ УКАЗАН. Четко, однако, прописано, что эта песня - из кинофильма "Там, где кончается асфальт".

Песенка эта мне всегда нравилась. Я ее слушал, напевал сам, с друзьями, подбирал одним пальцем, позже - всеми десятью... Но все эти годы мне не давало покоя, что я так и не видел того бразильского фильма. Я понимал, что Мещерин заимствовал мелодию из картины, обработал ее, а Анофриев - спел. Но - как это было в самом фильме? Как мелодия (или песня) звучала там? И кто автор? Кстати, автор, со временем, проявился - на ТВ и в Интернете появилось имя Клаудио Санторо, автора музыки к фильму. Это помогло. В тот момент установить контакт с Госфильмофондом не представлялось возможным, но Интернет и "Гугл" позволили найти много интересной информации о Санторо и о фильме. Название его было изменено в советском прокате. В оригинале это - "А Estrada" (в переводе - просто "Дорога"), фильм известного "прогрессивного" бразильского кинорежиссера Освалду Сампайу (или Освалдо Сампайо - кому как нравится).

Я нашел в Бразилии копию фильма. Старую, записанную с телеэфира, с комнатной антенной и, соответственно, с двоением и даже троением изображения... Неважно! Это был тот фильм, и я устроил что-то вроде торжественного его просмотра (по-португальски не понимая ни слова). Потом посмотрел еще раз. Потом - еще, на этот раз - останавливаясь, вслушиваясь в каждый звук, каждую мелодию. Потом послал куски фильма знакомому в Германию, благо у того жена - музыкант.


Кадр из фильма "Там, где кончается асфальт"

Песни в фильме не было. Этой песни. Мелодии - тоже. Вообще музыка Клаудио Санторо - очень удачная, на мой взгляд, но достаточно традиционная по форме, была далека от мелодического круга "Песенки шофера". Мой германский знакомый предположил, что ко мне попала "урезанная" копия. Бразильские телевизионщики, мол, вгоняли фильм в определенный хронометраж, ну и... урезали дорогую нашему сердцу музыку. Нечто подобное наши на канале "Домашний" когда-то сделали с французским фильмом "Колдунья". Подрезали, однако, 30 минут. "Так то ж - наши!" - был мой ответ, и я был прав.

Оставалось одно - добыть русскую, дублированную копию фильма. К тому времени был установлен контакт с Госфильмофондом, и - пропустим детали - русская копия фильма оказалась у меня в Лондоне. Я был единственным в мире обладателем двух - бразильской и русской - копий фильма. Момент, признаюсь, эмоциональный, но и это можно пропустить. Потому что в русской копии знаменитая, замечательная, любимая, незабываемая мелодия зазвучала с первых секунд фильма, повторилась и появлялась в качестве фоновой музыки во многих эпизодах. А кроме нее - в других эпизодах - звучала уже знакомая "музыка Санторо". Я использую здесь кавычки, просто чтоб разделить бразильскую и советскую версии музыкального оформления фильма.

Уточню: в нескольких эпизодах (включая заглавные титры) "наша" мелодия звучала вместо "музыки Санторо". В ряде случаев - "наша" была "подложена" в те эпизоды, где в бразильской версии музыки не было. В нескольких случаях гитарные соло из бразильской версии были заменены на импровизационного характера "отыгрыши" электрогитары. В нескольких случаях, включая финал фильма, музыкальное оформление точно совпадало с бразильской версией. Ничего не прояснилось, возникли новые вопросы.

Требовалось мнение эксперта. Я обратился в "Cultural Association Claudio Santoro" - "Культурную ассоциацию Клаудио Санторо" - за советом и в тот же вечер установил контакт с сыном композитора, Алессандру, который отвечает за архивы и редактирование музыки отца и который, по стечению обстоятельств, совсем недавно работал с партитурой фильмa "А Estrada", готовя ее к гала-концерту в честь открытия Бразильского кинофестиваля. Ситуация с "нашей" мелодией его немедленно заинтересовала, я переслал ему фрагмент песни и аналогичный фрагмент музыки из русской версии фильма. Вот его ответ (перевод с английского): "Уважаемый Алекс, я уверен на 100 процентов, что эта музыка не написана моим отцом, даже если представить, что это - аранжировка... Вообще, мелодия звучит очень по-русски, и она очень красивая..." След опять оборвался. Но на этот раз отсутствие следа, на мой взгляд, говорило о многом.


"Старые песни о главном" в исполнении Леонида Агутина

Версия автора

Клаудио Санторо. В его жизни были эпизоды, связанные с СССР, Союзом композиторов, гастролями у нас и... несчастной любовью к русской переводчице, из-за которой он был почти депортирован из Советского Союза. Он числился у нас в "прогрессивных" деятелях искусства, и можно даже представить, что и фильм был закуплен в Бразилии, потому что его имя было в титрах, - в рамках политики "укрепления связей и поощрения прогрессивного искусства". С трудом, но можно представить, что по какой-то немыслимой причине Санторо решил переписать куски партитуры к фильму, не сообщив об этом ни авторам фильма, ни продюсерам и скрыв это от потомков. Он сделал это прямо в Москве, в полной тайне...

Нет, лучше не продолжать! Версия, конечно, имеет право на существование, но мы должны учитывать, что при всей его "левой" ориентации, Санторо был западным композитором, связанным контрактами и профессиональной этикой. И еще: он был композитором, а значит, был достаточно тщеславен. Не мог не быть. Перечтите письмо его сына. "Наша" мелодия ему очень понравилась, и это доказывает, что не только ностальгия заставляет нас подпевать "Песенке шофера". Эта мелодия - маленький шедевр в своем жанре, а песня - шедевр советской эстрады. Написать шедевр - и скрыть его? Хранить тайну тридцать лет и унести ее в вечность? Ненормально, неестественно и нехарактерно для композитора.

Его сын - специалист - не признает эту музыку. Я - не специалист - четко слышу стилевую, мелодическую, жанровую разницу между "музыкой Санторо" и "нашей" мелодией. Искусственность соединения двух вариантов музыкального оформления фильма, по-моему, несомненна.

В чем же причина? Да, Санторо был связан контрактами, авторским правом, профессиональной этикой... Поэтому, на мой взгляд, он не мог быть вовлечен в операцию по замене (или - подмене) музыки в фильме (то, что подмена произошла во время дубляжа и последующего "сведения" речи, шумов и музыки, для меня уже несомненно).

Ну а где вопросы контракта, права, этики, скажем мягко, не всегда принимались во внимание? Вспомним случай с "Колдуньей". Там не только около 30 минут фильма вырезали, чтоб вогнать его в "сетку вещания", там еще во время дубляжа добавили музыку как минимум в один эпизод - ну чтоб полиричнее было, что ли... Слава богу, музыку добавили из этого же фильма.


Клип на "Песню шофера" (Олег Анофриев) для любителей собак )

Представим теперь конец 50-х и дадим некоторую волю фантазии. Наши представители, руководствуясь инструкциями ЦК, закупили несколько иностранных фильмов для показа советскому зрителю. Среди них - фильм мало известного в Советском Союзе бразильского режиссера Сампайу. Была ли здесь "наводка" композитора или закупщики исходили из чисто идеологических соображений, мы не узнаем никогда. Фильм тем не менее хороший, с сочной игрой актеров, с яркими жанровыми зарисовками из жизни бразильской "глубинки", с ярко выраженным "левым" уклоном, в меру сентиментальный, с хорошей музыкой...

Стоп, стоп... насчет музыки: не мрачновата ли? И так фильм почти весь снят ночью, и разговоров многовато... Не скучно будет? Обещали приключения, а тут - мрачные мужики крутят баранку, потом - выпивают, потом - опять куда-то едут... Надо что-то делать.

А могло быть попроще: "Какого вы тут всякой... понакупили? Народу это не надо. Так, как есть, не пойдет! Думайте, как исправить, а не придумаете - по всей строгости, за разбазаривание народных денег!.."

И думали, и переделывали, и исправляли. Никогда не слышал о замене музыки в фильме, но то, что это сделать технически легко, - несомненно. Какой бы ни была логика - для меня несомненно, что замена музыки была приказана и исполнена.

Итак - есть приказ, нужны исполнители, нужна секретность: все-таки вопросы авторского права имеют значение для международных связей, следующих закупок-продаж и т.д. Исполнители нужны хорошие, быстрые и такие, чтоб держали язык за зубами - по вышеуказанной причине. И я считаю, что таких исполнителей редакторы Госкино нашли в лице Вячеслава Мещерина и его ансамбля. Я уверен, что "нашу" музыку в русской версии фильма играет именно этот ансамбль. Что заставило Мещерина согласиться на мистификацию (а иначе это не назовешь) - неизвестно. Почему за долгие годы правда о тех записях, том "сведении" новой музыки со старой, в котором участвовали не меньше десяти музыкантов, техников, редакторов, не всплыла - непонятно.


На удивление - и здесь нашлась современная джаз-версия :)

Если моя версия верна, тогда пластинка - награда Мещерину, для которого замечательная, им написанная мелодия, не пропала, ушла "в народ". Тогда понятны недомолвки на ярлыке пластинки. Хотя опять - нормальный редактор фирмы "Мелодия" не выпустил бы в свет пластинку без указания автора, если только не было соответствующего указания сверху. А фирма "Мелодия" не подчинялась Госкино. От кого же могло исходить подобное указание?

Перечитаем еще раз письмо Олега Анофриева: "Прежде чем попасть на пластинку, песня проходила жестокий отбор"; "на пластинку отбирались те песни, которые попадали в "золотой фонд" радио"; "на авторов и на ансамбль мне было "наплевать"!

Получается, что "наша" песня прошла жесткий отбор, прежде чем быть записанной на пластинку... И, при всем моем глубоком уважении к Анофриеву, не могу поверить, что молодому артисту было "наплевать" на авторов песни. Тем более одна из песен была написана Андреем Петровым, молодым, но достаточно известным уже тогда композитором. Из собственных наблюдений знаю, что молодые артисты с уважением и благодарностью относятся к авторам песен, особенно песен, сделавших их всенародными любимцами...

Был ли Анофриев вовлечен в мистификацию? Как могли написать на пластинке: "Песня из кинофильма "Там, где кончается асфальт", если в русской версии фильма песни как таковой нет? Есть - мелодия, иструментальная композиция. И причем тут "русский текст А.Виницкого"? Вопросы, вопросы... Ответы на них - в архивах Госкино, в памяти О.Анофриева и других участников мистификации. Ходу туда нет.



Итоги

С очень высокой долей вероятности можно предположить, что:

1. По неизвестным нам причинам редакторы Госкино решили заменить часть музыки К.Санторо на другую, скорее всего, специально написанную или до того времени неопубликованную.

2. Запись новой музыки сделал ансамбль электромузыкальных инструментов п/у В.Мещерина.

3. Он же, Мещерин, является автором мелодии.

4. Запись и перезапись фильма были сделаны в обстановке секретности; утечки информации не произошло и, может быть, не произойдет. Почему? Не имею понятия, но причина должна была быть серьезной.

5. Мелодия удалась, назад пути не было, и Мещерин решил сделать из нее песню "из кинофильма", чтобы, по крайней мере, она не пропала для потомков, тем более что фильм, судя по всему, недолго продержался в прокате.

6. Песня удалась еще больше, Мещерин организовал запись на радио и позже - на пластинку, пригласив О.Анофриева. Раскрыл он перед ним карты или нет, мы, скорее всего, никогда не узнаем.

7. Как редакторы радио и "Мелодии" допустили в эфир и в тираж песню без автора, понять трудно, но есть вероятность, что кто-то из ныне живущих помнит и расскажет, как это было.

8. Долго существовать песня без автора, конечно, не могла. Поскольку официальным автором музыки к фильму был Санторо, его имя появилось на афишах, в программах концертов, позже - в титрах передач, где звучала эта песня.

Что дальше? Дальше почти, как в "Гамлете", - "молчание". Мое "расследование" исчерпало себя. Дальше этой гипотезы я пойти не могу, да и не хочу. Это все еще гипотеза, так как автором мелодии мог быть кто-то другой.

Что это меняет? Для меня - немного. Я по-прежнему очень люблю эту песню. По-прежнему люблю слушать записи Анофриева. Но почему-то мне не хочется, чтобы одну из лучших наших песен приписывали уважаемому бразильскому композитору. Мне хочется, чтобы тот, кто написал ее, будь то Мещерин или кто другой, был известен и получил свою долю славы. Если проще - хочется знать правду.

Александр Александров



Но это еще не всё )))))))))))))))))))))

На Кино-театре в комментариях имеется дополнительная информация )

gorvic (Иерусалим) 22.10.2013 - 23:03
Ясности я своим сообщением не внесу. Наоборот, добавлю неопределенности. Но, может, это окажется дополнительной ниточкой. В любом случае, история, мне кажется, станет еще интереснее.
Итак. Как мне помнится, после демонстрации кинофильма «Там, где кончается асфальт» , очень популярна стала песня на мелодию из этого фильма. Но вот слова ее имели мало общего со словами звучащей доныне песни шофера в исполнении О. Анофриева (запись 1962-го года). Приведу два куплета из той первой песни, как они мне запомнились. Второй из приводимых куплетов занимал в тексте песни, возможно, какое-то более отдаленное место.

Тянется дорога, дорога, дорога.
Катятся колеса в далекую даль.
Что ж это на сердце такая тревога?
Что ж это на сердце такая печаль?

Что же ты глядишь на меня виновато?
Что же ты опять невеселый такой?
Снова наше счастье умчалось куда-то,
Из-за поворота нам машет рукой.

Припева не помню, но, почти уверен, что припев тоже был.

Песня эта была чудо как хороша. Оставалась она популярной довольно долго. И вдруг прозвучал другой вариант слов на ту же мелодию. Помнится мне, я его услышал впервые по телевизору и в женском исполнении. Случилось это где-то году в 1961-м или 62-м. Песня была тоже симпатична, но мне показалась послабее предыдущей. Возможно, конечно, что пересиливало чувство первой любви. Однако, приводимый мной вариант и сейчас кажется мне лиричнее. А еще, помнится, исполнение той первой песни было таково, что ему исполнение О.Анофриева, на мой взгляд, уступает. Как бы там ни было, после появления нового варианта песни, прежний совершенно исчез. Никогда я его исполнения больше не слышал. И текста нигде найти не мог.

Все сказанное можно было бы отнести на счет аберрации моей памяти, но есть весьма серьезный аргумент в защиту излагаемой здесь последовательности событий. В опубликованном в 1963 году романе И.Ефремова «Лезвие бритвы» описывается сцена исполнения песни, как сообщается автором, из бразильского кинофильма. Вот соответствующий отрывок из романа:

«Сима и Гирин молча наблюдали за ней. Рита медленно коснулась рукой клавиш, взяла несколько нот и вдруг заиграла красивую тревожную
мелодию, никогда не слышанную прежде Гириным. Он вопросительно посмотрел на Симу.

Тянется дорога, дорога, дорога,
Катятся колеса в веселую даль...
Что ж тогда на сердце такая тревога,
Что ж тогда на сердце такая печаль!

- Песенка шофера из бразильского кинофильма, - шепнула Сима. Рита продолжала петь о спутнице, сидящей рядом, о том, что поворот сменяется поворотом, а далекая цель не показывается»


----И еще о музыке.

Дмитри (Омск)
осмелюсь предположить, что к музыке руку приложил Петров
говорю как музыкант  - гармонически его стиль и много чисто "его нот" в мелодии, а к мистификациям Петрову не привыкать, ведь и "Песня о друге" прошла долгий путь к зрительскому причалу
Мещерин, возможно, аранжировал,  но сочинить такое - не думаю
ничего в его творчестве не указывает на талант мелодиста, коим несомненно обладал Петров
может, какой-то намек на эту тему был и  в оригинальном саундтреке Санторо? и Петров гениально развил его? кто знает...


Молодой Андрей Петров
Tags: 50-е, 60-е, 90-е, Музыка СССР, Музыкальный фильм, Российские фильмы, Российское кино, Советская музыка, Фильм-концерт
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Путеводитель по советскому кино

    Кого интересует малоизвестное советское кино (а процентов 70 - реально малоизвестно), кого интересует советская эпоха глазами современников - велкам.…

  • Марья-искусница (1960)

    Думаю, не ошибусь, если скажу, что для большинства детей 70-х ТОП-3 киносказок – это «Морозко», «Варвара-краса» и…

  • Клоун (1980)

    В первых строках скажу, что это совсем другой «Клоун», к более известному фильму «Мой любимый клоун» (где герой усыновляет…

  • Смелые люди (1950)

    Один из любимейших фильмов нескольких поколений мальчишек (да, пожалуй, и многих девочек тоже). Фильм, с которого у многих и многих началась любовь…

  • Адам и Хева (1970)

    Я и не ожидал, что фильм окажется настолько занятным. Скорее всего, если бы не этот кинопроект, «заряженный» на просмотре абсолютно всех…

  • Золотое озеро (1935)

    Еще один приключенческий фильм режиссера Владимира Шнейдерова. Про «Джульбарса» я недавно писал, и, приступая к просмотру…

promo kino_sssr february 10, 2020 23:08 34
Buy for 50 tokens
Кого интересует малоизвестное советское кино (а процентов 70 - реально малоизвестно), кого интересует советская эпоха глазами современников - велкам. Каждый день, как правило, пост про один фильм, иногда про два. Охватываю на данный момент, в основном, период с 1930+ по 1991 годы, но случается и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments

BestAnonymous

August 21 2017, 12:13:50 UTC 2 years ago

  • New comment
Был в нашей семье песенный сборник (книжка) песен из кинофильмов, выпуска конца 1950-х - начала 1960-х годов. Я на него напал, когда мне было лет 10, авторы тогда мне были - до лампочки. Но в нем была и песня шофера из бразильского кинофильма "Там, где кончается асфальт". Музыка (ноты под текстом) соответствовала той, что исполнял Олег Анофриев, но текст - совершенно иной! Первый куплет начинается словами "Нам возить приходится разные грузы..."
По приведенным в сборнике нотам я разучил ее на гармони, позже - на гитаре.
Автор музыки был указан - Ж. Оливейра! Учитель музыки и пения в нашей школе - Василий Павлович Кравченко - до 1959 года работавший в Германии и Венгрии, услышав, как я играю на гармошке эту мелодию, сказал, что на португальском языке эта песня звучит немного не так - помедленнее. Он сказал, что видел два бразильских фильма - тот, что показывали в Германии, был короче на пару- тройку эпизодов. В Венгрии - более полный. В германском варианте этой песни не было, и он был дублирован на немецкий язык. В Венгрии был закадровый перевод и песня была. Пел ее негр в баре, куда шоферы завернули перекусить. Эпизод заканчивался очень откровенной эротикой с последующей дракой.
Скорее всего, этот эпизод был вырезан цензурой не только в СССР, но и в пуританской Англии. А мотив песни все же был использован в нашем варианте фильма, после серьезной обработки мелодии и аранжировки.
А листок из того сборника с текстом и нотами песни Ж.Оливейры у меня сохранился.