March 2nd, 2016

Рыжий за углом

За и против

В эпоху сюрреализма мы решительно отделяли добро от зла, справедливость от несправедливости, красоту от убожества. Одни книги надо было читать, другие — нет. Одни вещи делать — другие не делать. Вспомнив эту старую игру, я решил произвольно выплеснуть на страницы мемуаров некоторые свои отвращения и пристрастия. Советую всем проделать как-нибудь то же самое.

Я обожал «Энтомологические воспоминания» Фабра. За удивительную наблюдательность, за безграничную любовь к живым существам. Эта ни с чем не сравнимая книга много выше Библии. Долгое время я говорил, что именно ее взял бы с собой на необитаемый остров. Сегодня я передумал: я не взял бы ни одной книги.


Маркиз де Сад

Я любил Сада. Мне было более двадцати пяти лет, когда в Париже я впервые прочитал его книгу. Это чтение произвело на меня впечатление еще более сильное, чем чтение Дарвина. Книгу «Сто двадцать дней Содома» впервые издали в Берлине в небольшом количестве экземпляров. Однажды я увидел один из них у Ролана Тюаля, у которого был в гостях вместе с Робером Десносом. Этот единственный экземпляр читал Марсель Пруст и другие. Мне тоже одолжили его.

Collapse )
promo kino_sssr february 10, 2025 23:08 39
Buy for 50 tokens
Кого интересует малоизвестное советское кино (а процентов 70 - реально малоизвестно), кого интересует советская эпоха глазами современников - велкам. Каждый день, как правило, пост про один фильм, иногда про два. Охватываю на данный момент, в основном, период с 1930+ по 1991 годы, но случается и…
Рыжий за углом

Раздается звонок в дверь...

Представьте себе такую картинку:

Раздается звонок в дверь. На пороге - два приличных дядьки.
- Здрасссте, - говорят, - чай да сахар! Такой-то Такойтович здесь живет?
- Здесь, - удивленно отвечает Такой-то Такойтович. Раздумывая - кому это он понадобился.
- Мы к вам от имени и по поручению Министерства Обороны. Извините, но мы должны сначала ваш паспорт посмотреть.




Collapse )
Рыжий за углом

Мой папа — идеалист (1980)

"Мой папа — идеалист"
Сценарий Аллы Соколовой (ей же принадлежит авторство пьесы "Фантазии Фарятьева")
Как ни странно, режиссер - Владимир Бортко. Странно - потому что его фильмы мне нравятся, но "Папу" я не видел. А совершенно напрасно, потому что фильм действительно хороший. Светлый и добрый.

Папа - Сергей Петров (Владислав Стржельчик) - актер Театра Музкомедии. Наивный чудак, несколько экзальтированный и восторженный. Этакая смесь Сарафанова-старшего и Авессалома Изнурёнкова.  Пишет опретту о добре.



Сын Борис (Юрий Богатырев) - полная его противоположность: пессимистичен, саркастичен, язвителен. Он - врач-реаниматолог. Над отцом постоянно подтрунивает. Впрочем, Петров-старший даже и не обижается особенно (попробуйте себе представить обиженного Изнурёнкова: не получилось? у меня тоже не получилось).

Collapse )