Александр (kino_sssr) wrote,
Александр
kino_sssr

Твист снова в Москве (1986)

Оригинал взят у voencomuezd в Твист снова в Москве (1986)
Честно скажу, я видал немало клюквенной муры. Чаще всего она вызывала во мне смех, иногда - иронию своей халтурой. Но фильм, который я увидел сейчас, один из немногих, который вызывал настоящую ненависть своей бездарностью. Поскольку по уровню дебилизма вплотную приближается к современным шедеврам российских кинокомедий.

В начале фильма создатели говорят нам, что замысел его родился, когда они в 1984 г. сидели в гостинице и видели, как советские граждане отплясывают под Майкла Джексона в дурном исполнении оркестра. И у них появилась мысль показать Москву, в которой умеют развлекаться. Так что сюжет, конечно, вымышлен, но типажи приближены к реальности.

А посему, читатель, запомни - все в этой замечательной, искрометной комедии имеет строго документальную подоснову. Абсолютно официальное заявление.

Итак, начало. Обычная советская молодежь идет по зимнему Киеву.



Мимо обычной советской очереди у магазина "МАГАЗИН".



В котором продается кусок мяса.



Вокруг кипит обычная советская жизнь. В частности, спекулянты торгуют паленой водкой.



Возле стены с конспиративной надписью.



Молодежь проходит мимо повседневного советского плаката...



...на обычной советской многоэтажке...



...в ДК Строителей.



Где из напитков - только vodka.



Сегодня ожидается аншлаг. Выступает местная рок-звезда - Татьяна ФЕДОРОВД.



Процесс курирует товарищ Юрий - Кристиан Клавье в комиссарской тужурке.



Вход стоит очень дорого, целых 5 рублей. Поэтому многие расплачиваются шмотьем.



И даже рыбой.



Публика ждет Примадонну!





И расхватывает vodka из буфета.



Пиво без водки - как икра без матрешки!

Певичка, как назло, опаздывает. Но вот наконец она подкатывает на каком-то ну очень советском драндулете вместе с папан и маман Клавье.



Баба под рев публики начинает петь какую-то унылую хрень, которую даже рок-н-ролом не назовешь. Рок-группы ГДР были намного зажигательнее. Но пипл хавает. Клавье радуется, но тут родаки его отлекают для важного разговора - им надо скрыться, они в бегах!

Следующая сцена вызвала у меня бурную истерику - я вскочил и со смехом начал бегать по комнате, пытаясь успокоиться.

Папан и маман громко кричат на французском Клавье невнятную словесную шелуху, из которой можно понять только отдельные слова. Папан читал лекции о лучшем студенте университета Сэмюеле Ковски (!), который хотел изучать иврит, но его "отправили!", а ректор университета хотел выключить микрофон, но папан полез в драку, и ректор разбил ему очки! И это человек, трижды награжденный орденом Ленина! И антисемит! Пришло время бороться, поднимать население, - кричит папан! Наивный! - кричит маман, - кто нам позволит! Надо спасаться, муа дуарэ, иначе ле Гулаг, ле КиДжиБи, город Горький! Успокойся! - кричит Ксавье, - ле КиДжиБи такой же медлительный, как эта страна, у вас не меньше недели.

Ну вы знаете эти, русские.... "Водка, КГБ, расстрелы! Водка, матрешка, балалайка!" Хей-хей-хей-хей!"



Но глупый Клавье ошибся. Ле КиДжиБи тут же прибыл в ДК строителей. На "ле Волга". Merde!!!



Они покупают (!) билеты и, не палясь, в пальто и "ле ушанка" проходят в зал. Узнав о ле КиДжиБи, Ксавье произносит на чистом русском: "Мерде!" и сцену быстро закрывают занавесом с чисто русской надписью "Интермеццо".

Вся группа с певицей и папан-маман быстро спасается бегом под музыку Бенни Хилла через зимний парк. И уезжает в "ле трамвай", в котором висит лозунг Андропова о повышении производства и с пассажирами, которые читают "Огонек" и везут бутылки с "ле водка".

А действие перемещается в московскую гостиницу имени Толстого (которую в фильме везде будут писать как "Готель Толстой").



В которой также висит портрет товарища Черненко и всех руководителей Президиума Верховного Совета, но это мы пропустим.



К телефону просят единственную гардеробщицу Марину. Услышав об этом, вся толпа иностранцев, как по команде, издает: "О-о-о!" и начинает возмущаться на плохое обслуживание. Но гардеробщице плевать, у нее заработок нормированный, ха-ха-ха!

Наш Клавье просит к телефону директора гостиницы, но его нет на месте, и Марина звонит ему домой. Дом директора гостиницы выглядит так.











Бли-и-ин, я тоже хочу быть директором гостиницы!

А сам директор в этот момент ведет собрание с "ля профком". Сознательные советские служащие с бейджиками говорят, что надо выполнить план и оправдать доверие "ля Партия"!



Ах да, я же не сказал - директор это Филипп Нуарэ из "Откройте, полиция". Его зовут "Игорь Татаев", у него "ля грипп", усталость, раздражение и дочка Катя, которая едет на конкурс игры Чайковского. Благодарный персонал дает ему кучу подарков для дочки и айфон пятого поколения какую-то металлическую коробку с антенной для связи с министром. Ого, так с директорами советских гостиниц еще и министры говорят? Я точно хочу быть директором!

Ну что, вы еще сопротивляетесь накалу дебилизма в кадре? А ведь это только 11-я минута фильма!



Какого хрена в гостинице делает портрет Тургенева?!

Проходя по лестнице, директор делает то, что делаю я на работе каждый день - ударом по дверце запускает лифт. И все уходят мимо толпы, где половина людей в "ле ушанка", а также замечены три "krasnoarmeets" и один священник. Странно, что медведя нет.



И (эффектная концовка!) уезжают на личной иномарке.



На конкурс выдающихся классиков марксизма-симфонизма.



Судя по эмоциям, судьи в бурном восторге.



Но тут приходит смска сигнал на коробку, и Игорь, комично пригибаясь под лавками, выбегает прочь. Ему позвонил Клавье, который, оказывается, его шурин. Он просит у него адрес того московского грузина, который торгует визами в Израиль. Нуарэ, узнав, что его оторвали ради такой фигни, кричит, что не знает грузина и вообще, не шурин ты мне, гнида картавая!

Катя, конечно, победила, и Игорь начинает празднование с друзьями директора - генералы, партийцы, шампанское, водка и, конечно же, "ля самофарр!"



Они ведут обычные советские разговоры об этих нуворишах-армянах, жизни послов в Лондоне и пьют Советское шампанское литрами. Тут приходит Митёк. В натуре, дядя Митя. Бухой патлатый мужик, который тут же падает на диван и засыпает.

Типичный советский диалог:
- Где будете отдыхать? В Карпатах?
- Нет, в Ленинграде. У Алексея.
- У Игоря связи что надо.
- У них 22-метровая яхта. Мы завтракали в Швеции.
- Давайте выпьем за мою дочь и за страну, благодаря которой она смогла победить на конкурсе Чайковского! За мою дочь! За мою жену! За Советский Союз!

Все, на хрен Абрамовича и Билла Гейтса! СССР - вот настоящий идеал будущего! Только коммунизм! Только социалистический строй Страны Советов, которой способен осчастливить даже директора гостиницы! За Советский Союз! Наздоровие!

Но тут женушка Игоря Наташа узнает, что шурин звонил по поводу "проблем с милицией". Так как Наташа очень любит своего брата, она закатывает истерику и звонит ему сама, но там уже откликается ле КеДжиБи. Мерде!!!



Игорь приезжает в обком (проходящий на заднем плане krasnoarmeets прилагается).



В обкоме, знамо дело, какой-то генерал, аршинный портрет Черненко, Ленина, пластиковые зарубежные кресла, заграничные телефоны, картины французских импрессионистов и прочее, что я показывать не буду, а то у меня скринсейвер сдохнет.



"Товарищ министр" со значком говорит Игорю, что в газете "Правда" сообщается о хищениях в гостинице и реакционном хозяйствовании, а значит, Игоря нужно прикрыть и он даст ему нужного проверяющего. Взамен Нуарэ отдает ему свои... новые туфли. А уходит в белых тапках. Нет, это не шутка.





Выйдя из обкома и пропустив еще пару krasnoarmeets и одного komandir (ибо, ин Совьет Раша, как известно, 90% людей служат в ле КеДжиБи), Игорь Татаев внезапно натыкается на Бориса Ильича Пикова - проверяющего. "Товарищ министр" надул, сука. И Игорь подвозит ревизора на личном автомобиле. И даже кладет его чемоданы в свой "ля багажник".



Дальше дебилизм нарастает по экспоненте.

- Тяжелая у вас работа?
- Изнуряющая. Только что мы развернули кампанию по борьбе с коррупцией в социалистической системе.
- О, коррупция это страшно, - говорит Нуарэ и протягивает ревизору пачку "Мальборо". Ревизор, не читавший "Le Pravda" и не знавший, что Мальборо с 1980 г. производился в Кишиневе по цене рубль пачка (с подорожанием сигарет в 1982 г. - полтора) - в ужасе кричит:
- Ты что, куришь импортные сигареты?
- Не-е-е-ет!.. один постоялец забыл.
- Один директор в Ростове торговал пачками с Мальборо! - говорит Ревизорро, нехорошо поблескивая очками. - В итоге он прожил семь дней и умер! двадцать лет строгача! Едва избежал расстрела!

Шофер, слыша это, нервничает, и выбрасывает в окно две пачки из-под Мальборо... Черт побери, да у директоров и шоферы неплохо жили!
По пути Игорь из Толстого рипает Гоголя и, конечно, предупреждает всех о Ревизорро. Понятно, что в "готеле" того ждет полный марафет.
Пропускаем бюст Толстого в холле, гигантский зал как в театре, уборщика с гоголевской папахой, тщательное мытье персоналом колонн вокруг, стеклянные витрины как в супермаркете... И подходим к стойке ресепшн АДМИНИСТРАЦИЯ.



Где прейскуранты с гербом СССР, ключи с огромной звездой, календари-иконы и, конечно же, SAMOVARRRR!



Далее выясняется, что директор все-таки не имел такой богатой хазы, а... (оркестр - туш!) занял под жилье лучший номер гостиницы. И теперь переезжает в свой непосредственный дом, а номер сдает Ревизорро - под видом обычного номера гостиницы. Катька бесится, кричит, что ей негде будет репетировать, жена пакует самовар (нет, это не шутка), а мы вернемся, пожалуй, к Клавье, который путешествует по просторам СССР.



Увидев на дороге какие-то машины (то ли "визовый контроль", то ли "дорожная инспекция" - они сами не поняли), Клавье говорит: Давайте объедем через лес". "Хорошо" - отвечает водила и без тени сомнения направляет грузовик под откос.



Ну вы знаете... эти русские... "Бездорожье, водка, снег! Водка, матрешка, балалайка! Хей-хей-хей-хей!"



К счастью, падение смягчил стоявший внизу выпотрошенный уазик.



Из караулки выбежали miliсioners.



Еще порция дебилизма - усач-мент спрашивает, что случилось, водила невозмутимо отвечает: "Отказали тормоза" и дает накладную в Москву. Рассматривающему кузов менту он говорит: "В бочках селедка, можешь взять", но тот отказывается, так как селедка гнилая. Клавье с бабой успел сбежать. Мент подходит к уазику без фар и кресел и говорит: "Надеюсь, у тебя есть страховка, потому что машина была новой!"

Новый уазик, без фар и стекл. Ну вы знаете, эти русские... "В бочках гнилье, на колесах лом... Водка, матрешка, балалайка! Хей-хей-хей-хей!



А в это время Пиков пишет отчет о проверке прямо на конверте с надписью "СССР" и на фоне портрета своей жены, которую зовут Олга Пиков.



На машинке с сербским акцентом.



После чего идет вниз. В зале для иностранцев играют половые в косоворотках и стоит веселая музыка. В зале для наших - судя по всему, как раз вечер "для тех, кому за сорок". Из ассортимента только шампанское с водкой, а на сцене поют какие-то армяне по-русски с ужасным акцентом.



Игорь достает специально для Пикова икру из спецхрана для членов ЦК. Естессно, портрет Черненко висит даже на этом холодильнике с икрой. Образ вождя должен присутствовать везде, товарищи!





Ну,  в общем, продолжается жалкий плагиат французской кинокомедии с Луи де Фюнесом "Крылышко или ножка", Игорь увозит из номера свое добро, уговаривая жену не увозить казенное белье, а Пиков тем временем допытывается у оркестра:
- Вы исполнили шесть западных композиций и одну русскую. Вы что, не знаете постановлений? Почему вы не подчиняетесь партийной дисциплине?
- Пошел на хрен, мы во Франции! Людям нравится западная музыка, иначе никто не танцует.
- А у нас что, нет танцевальных композиций?
- Какие на хрен, композиции, Песняры штоле? Да, но они такие красивые, что мы боимся их исполнять. Лучше уж издеваться над иностранными.

Тут Игорь пытается познакомить Пикова со своей красавицей-женой, но Пиков замечает, как персонал продает казенную икру английскому посольству и убегает. А тем временем на сцене продолжают играть армяне. Массовка, состоящая, по всей видимости, из всей армянской общины Парижа, кайфует и машет бутылками с водкой.

Ну, вы знаете... Эти русские... "Водка, икра, валюта... Матрешка, балалайка! Хей-хей-хей-хей!"

Тут Игорь выходит на улицу к свое машине, но ее тут же таранит... грузовичок Клавье! Из него выходит вся его шобла - певичка, папаня-маманя и он сам - и говорят: "Бонсуа!" Ха-ха! Шутка 80-го левела!

Пездец продолжает. Клавье просит среднемесячную зарплату рабочего, чтобы заплатить владельцу грузовика, а тот, без тени смущения, требует тысячу. Нуарэ, понимая, что иначе придется разбираться с милицией, соглашается, уходит с Клавье в здание, но тут прибегает Пиков, который кричит, что Игорь торгует икрой, Игорь прячет Клавье, идет с Пиковым в икрохранилище, но тут Клавье находит персонал и начинает его бить за то, что жрал котлеты, Игорь запирает Пикова, бежит к Клавье... В общем, взрыв мозга будет покруче, чем взрыв ядерной бомбы из дирижабля "Киров".

Пездец прогрессирует. Игорь отводит Клавье в какое-то хранилище барахла с украинскими манекенами, матрешками, икрой, Кока-Колой и прочим, и ищет ключи от сейфа.



Но Клавье не любит ждать и тырит сейф сам. Начинается погоня, в ходе которой дебил Клавье рушит все вокруг, видимо, все-таки подсознательно желая попасть в милицию. Они случайно рвут Игорю костюм, но тут звонок министра, министр его хочет видит, Игорь одевает куртку Клавье и идет к "товарищу Министру". Тот говорит, что маршал Босунов недоволен качеством икры, они идут за икрой, но тут Клавье вспоминает про Пикова... Спасает его, и с икрой, коньяком и министром уходит через зал с армянами...



А вот и герой войны, орденоносец и маразматик маршал Босунов. Набор наград сами можете оценить.



Он орет, что молодое поколение совсем разболталось и ему не хватает "хорошей войны" (на этом месте я окончательно преисполнился презрения к авторам фильма), орет, что месяц провел в "сортирах Генштаба Киева", "мы играли в варежках на своем члене балалайке, а вокруг были одни коммунисты!" и прочую херню.

Оркестр затягивает что-то танцевальное, западное, но маршалу это не нравится, он говорит, что нельзя разлагать людей "музыкой обезьян" и тогда директор предлагает Kalinkа.

А тем временем на улице дикий шофер грузовичка, не дождавшись тысячи рублей, в дикой беспощадной ненависти ломает монтировкой взятый в качестве залога импортный магнитофон, который в реале стоил несколько годовых зарплат советского шофера. В ответ Клавье бросает в качестве платы стул и, конечно, попадает на зеркало Игоря на крыше машины. Шутка 90-го левела!!! Шофер берет в заложники певичку и угрожает, что если не дадут денег, он ее убьет.

Ну вы знаете, эти русские... "Бей, ломай, круши, убивай!.. Водка, матрешка, балалайка! Хей-хей-хей-хей!"



Министр, бухнув, обнаруживает в себе песенный талант и исполняет какую-то звучную красивую песню из репертуара Муслима Магомаева с французским акцентом.



Дебил Клавье, не придумав ничего умнее, разбивает витрину, в которой хранятся норковые шубы по семь тысяч долларов каждая. Срабатывает сигнализация, но Клавье, не обращая на нее внимание, утаскивает шубы. Как такой конченный кретин мог вести концерты - неизвестно. Тем временем в зале персонал пытается скрыть тухлую селедку, бросая ее попеременно по всему залу втайне от маршала. Шутка 100-го левела! Идем на рекорд!

Наконец, оркестр начинает что-то играть зажигательное, и маршал... ДА! Маршал вбрасывает руки и кричит: "Хей!"



Хей-хей-хей-хей-хей-хей-хей!



Но возраст уже не тот, и он падает на пол, уронив кучу наград - в основном, советские значки.



Игорь бежит за водой, набирает вазу льда, взяв лед с обледеневшего Ревизорро... Но потом даже монтажер плюет на все, и в следующем кадре Нуарэ бредет с остатками магнитофона в дом на Калининском проспекте, скандалит в холле с соседями-армянами и встречает на лестнице Клавье, который материт москвичей и обзывает из кучкой империалистов. Втолкнув Клавье в квартиру, Игорь не выдерживает и бьет его в морду прямо у очередного samovar. Но тут побегает жена и изрекает гениальную фразу в истории мирового кино: "Тебя же всегда возмущало отношение американцев к черным, Игорь? Это - наши черные!"
??? С каких это пор проходимцы и идиоты стали черными?
Но тут Игорь находит в ванной папан Клавье, который умирает от сердечного приступа и над которым хлопочет семья... И пиздец продолжается.
А в этот момент к дому зловеще подкатывается черная Волга КеДжиБи - импортная, с надписью на капоте...

На следующее утро, выбросив ворованную шубу в контейнер на глаза бабы с вот такой табличкой...



Что было на ней написано - одна из неразгаданных загадок советской эпохи.

...Игорь пошел в гостиницу, к самовару, набрать кофе.



Что, думали, из самовара будет набирать? Хе, подколол, подколол...

Но там его поджидал простуженный Пиков, который начал сыпать лексиконом справочника пропагандиста и угрожать. Однако не успел Игорь от него отделаться, как в кабинет к нему пришли ки-джи-бишники. Выпроводив Ревизорро, они сообщают, что шурин Игоря возглавляет банду еврейских террористов, и КиДжиБи надеется на сознательность товарища Игоря.

Игорь уезжает домой, проходит мимо вахтерши с тремя рулонами туалетной бумаги и громко говорит, что купил ее у метро Пушкинская. Вахтерша говорит, что не может покинуть пост, а дождавшись, пока Игорь уйдет, тут же, как спринтер, бежит на улицу. Ибо ин Совьет Раша не ты тратишь туалетную бумагу - туалетная бумага тратит тебя!

Дома вся счастливая семья играет на balalaika, пьет vodka и поет pesni.



Врывается Игорь, кричит, чтобы они валили огородами, так как КиДжиБи не дремлет, вся семья возмущается эгоизмом Игоря, папан орет, что в Этой Стране евреев преследовали с 16-го века (Иван Грозный ржет и пьет vodka), а Игорь кричит, что агентам империалистов адресов грузинов не дает. Семья орет, что папан величайший историк и настоящий коммунист (!), его вытащила Красная Армия из концлагеря в Треблинки когда он разрабатывал доспехи Железного Человека и сыворотку Спайдермена, а теперь преследуют, потому что он еврей и все сваливают. Увидев глаза дочери, Игорь... Тут же передумал! И отвез к грузину!

Ох уж эти русские... "Еврейская сволочь, расстрел и ГУЛАГ, всех расстреляем и скрутим в кулак... Хей-хей-хей-хей!"

Сука, ну под какой травой все это писал сценарист? И это только половина фильма!

Жалкие ублюдки прибывают в какие-то трущобы, Ксавье уходит к грузину, а Федорову узнает проходящая мимо гопота, представляется музыкантами и просится расписаться на стене в их клубе. Федорова уходит, а позади Игоря ВНЕЗАПНО становится милицейская Волга (без номеров). Игорь в шоке, но... в Волгу садится мент с телевизором, и она уезжает. Что это было - хрен знает.



Тут Ксавье прибегает к Игорю. Оказывается, Грузин удвоил цену. Специально для евреев.



"Сионист!" "Антисемит!" Грузин! Еврей! Самовар-подсвечник! Шутка 146-го левела!!!



Только калашникова не хватает во всем этом пизде... ЧТО?!!



Ну, вы знаете, эти русские... "Водка, самовар, калашников! Хей-хей-хей-хей!"



Все же грузин соглашается предоставить им эконом-вариант - так сказать, побег из страны для бедных. Игорь кричит: "Не верьте ему, когда перед Олимпиадой у нас сперли телевизоры, он привез новые, но без звука!" "Надо было просто включить радио!" А потом грузин предлагает тот же план, который пришел в голову Джигурде в фильме "Супермен поневоле" - свалить из сраной рашки через турецкую границу. Только если Джигурда хотел лететь на дельтаплане, то у грузина АБСОЛЮТНО СЛУЧАЙНО ОКАЗАЛСЯ ПОД РУКОЙ НЕМЕЦКИЙ АЭРОПЛАН ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ. И мотор. Бонусом. От эскадрильи "Нормадия-Неман". Остается только купить винт.

"Водка, клей, марихуанна! Хей-хей-хей-хей!"



Так, меня уже ничего не удивит.

Директор входит в кабинет, где висит портрет Гагарина (по хрен), врывается жена, которая решает отвезти брата в Ереван до границы (по хрен!), директор через волшебный монтаж уезжает домой, но Пиков догоняет его и обещает партийного врача и взыскание в качестве бесплатного горчичника на задницу (по хрен!). Игорь объясняет семейке, которая, не палясь, стоит посреди улицы с мотором и винтом (по!-хрен!), что придется обождать, пока он не разберется с Пиковым. Тогда Клавье решает сыграть в партийного врача и забирает Пикова из номера. Кстати, вам не говорили, что советские контролеры возили с собой пистолет?



Естественно, Пиков не такой дебил, как жалкий утырок Клавье, понимает, что врач за три секунды не приезжает и, взяв кретина на мушку, ведет в КиДжиБи. Согласно гениальной фразе Пикова из фонда золотых цитат мирового кинематографа: "Коммунист остается коммунистом даже перед лицом идиота" (с). На счастье Клавье, дуракам везет - Игорь, застрявший в лифте, внезапно вырывается и бьет Ревизорро по голове лопатой. Не спрашивайте, откуда он ее взял. Ах да, смеяться после слова "лопата".

Семейка с мотором, винтом, чемоданами и телом закутанного в ковер Пикова, абсолютно не палясь, уезжает от гостиницы.



На полпути гаишник рядовой милиционер просит документы. Игорь вздыхает и дает все документы - партбилет, членский билет синдиката гостиниц, удостоверение почетного члена ВЛКСМ, проходной билет в Кремль, билет члена Совета писателей... Короче, все кроме водительских прав. Но они и не нужны! Милиционера интересует только путевой лист. По путевому листу гоп-компания дебилов едет в гостиницу "Ленин" в Минске, и конечно же, их отпускают.

Наконец, они доезжают до холодных заснеженных армянских гор, где грузин хранит аэроплан. Аэроплан, хотя в нем и жили курицы, оказался хороший. Крепкий. Правда, без крыльев.

Хе-хей! Шутка стопитсоттысячного левела!!!!! Достигнут предел! Ura!

Пока Игорь отсыпался в хлеве, в котором висели иконы (no comments), грузин с Клавье подготовили машину к вылету. Достав где-то крылья.



Немецкий аэроплан, как же.

Вы думаете, они полетели? Да хрен вам! В очередной раз кучка ублюдков высыпает наружу, грязно истерит, певичка орет, что не хочет уезжать из родной страны, все бегут по снегу, а я всем своим естеством хочу, чтобы на них всех упала ядерная бомба и уничтожила в долю секунды!!!!!



Вместо тысячи слов...

Так как мотивация персонажей ни от чего тут не зависит, певичка передумывает, самолет заводят и они все-таки улетают видят, как мотор вылетает из самолета напрочь! Садисты-сценаристы обрекают меня еще 25 минут смотреть этот пЕздец.
А мотор падает на машину Игоря. И она взрывается как бочка с бензином.


* * *
(спустя час, после того, как я закончил пить vodka)
Так, все живы? Точно все? Вы точно хотите знать, чем закончился этот пир идиотизма? Да? Ну ладно, продолжим.

Они возвращаются в Москву на оранжевом грузовике ТОГО ЖЕ САМОГО ВОДИЛЫ! Пиздец, пиздец беспоща-а-аден!.. Их встречает Наташа.



Игорь уходит в сауну. Да, бладжад, так и было написано - САУНА!!! А рядом - ВАННАЯ!!!!



А в сауне развлекается Босунов, который показывает подарки его семье из Гонконга (а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!!!!!!!)



Потом он еще начинает ради детей бороться этими штуками с товарищами в сауне... Господи, да плевать... Короче, Игорь просит защиты у Министра, но тот очкует и обещает подумать. На выходе Игоря винтит КиДжиБи, но одного звонка Министра в Политбюро оказывается достаточно, чтобы его тут же отпустили. Ну, подумаешь, вдарил по башке ревизору и был неизвестно где неделю - ерунда. Вы же знаете этих русских - "Водка, Ереван, лопата! Хей-хей-хей-хей!"

Игорь прибывает к Наташе, и они вместе уезжают на Вартбурге на какую-то стройку (в стороне плакат - "Срок сдачи работы 1977 (зачеркнуто) 1987 год"). В ночлежке при стройке все строители - семьи из Средней Азии. Гады-французы уже тогда знали.



И конечно же очередной самовар на погонный метр!!!!



Но за Игорем шпионил стойкий сын партии Пиков, который из-за этого накатал 30 (!) рублей на такси (по хрен, по хрен, по хрен). Семейка, воссоединившись, начинает в сотый раз за фильм распевать по-русски, пьет водку и бьет стаканы о пол! Где? Где уже эти кгбшники с калашниковыми, когда они так нужны!!!

Игорю опять приходит на мобилу смска, он рвет на улицу, к телефону-автомату и говорит кгбшнику, что выпил достаточно водки, чтобы все рассказать. Ну наконец-то! Давно пора!



Тем не менее, ублюдки успели сбежать, стучат Наташе на ее муженька, и действие перемещается под Ленинград, где в какой-то сауне празднуется день рождения маршала, и армяне танцуют казачок! Мне уже даже плашки с Бэдкомедианом ставить не хочется.



Под обрезанный как мозги сценаристов монтаж сюжет развивается так: Игорь всех сдал, Наташа спросила об этом и, не получив ответа, свалила с дочерью прямо с праздника, они добрались до автобуса Интурист, куда шофер привез всю эту треклятую семейку. Маман опять орет, что папан замерз и сейчас сдохнет (да когда уже он сдохнет, он еще в начал фильма обещал!). Клавье с Наташей проносят внутрь баллон с газом, Клавье ворует блюдо с лососем, а к месту празднества подъезжает маршал Босунов в тройке, наряженный Санта-Клаусом.



Новый гениальный план состоит в том, что эти ублюдки похитят лодку (точнее, видимо, яхту) министра и сбегут на ней в Стокгольм. Игорь в шоке, а тут как раз прибывает КиДжиБи, Пиков и мЕлиция. Семейка сваливает вместе с Наташей, а заодно пиздюлями подгоняет и дочку Катю. Но, добравшись до лодки... Конечно же, бабы передумывают! Бладжад! По-моему, они не хотят уезжать! Похоже, им просто нравится меня мучать!

Наташа кричит, что у Кати приступ и нужно лекарство, Игорь бежит обратно в зал, где Маршал раздает подарки. В том числе снаряд с Дона из личных запасов. Шутка миллиардного левела! Мы побили предел!



Певичка говорит, что останется в Москве, потому что за границей останется без работы, и уходит. Клавье бежит за ней и они скандалят, проходя мимо кгбшников и милиционеров. От такого идиотизма этих жалких болванов даже они не выдерживают и ржут.



Но не арестовывают и дают мне еще 10 минут рвоты.

Кгбшник сообщает министру, что диссидентов схватить не удалось. Министр хмыкает и обещает Пикову за это новый пост.



О такенная звезда!

А потом возвращается в ванную, где Татаевы взламывают его шкаф с лекарствами. Увидев его, балбесы дают Министру по башке табуретом и убегают. По пути Маршал принимает его за старого товарища Букова, бежит за ним, но не догоняет. Вместо этого Игоря внезапно в лесу ловят волки Ки-Джи-Би, и начинается погоня. Игорь валит, Ки-Джи-Би и менты стреляют в него из ТТ, упорно мажут, Игорь догоняет тройку Маршала, сваливает на ней, но его преследуют милицейские Жигули, Нивы и один горбатый Запорожец! Который уверенно обгоняет всю группу!



По дороге они, разумеется, без всяких причин терпят крушения, переворачиаются от столкновений с сугробами (в Кавказской пленнице погоня была намного реалистичнее...), Маршал отстреливает из сигнальной ракетницы, потом дробовика... А потом видит собственный лимузин, который успели угнать Клавье с певичкой!



Игорь открывает в себе Рэмбо и выстрелом из ружья взрывает Запорожец в клочья! И вырубает маршала ударом по голове! И... ВНЕЗАПНО тройка с одним Маршалом приезжает обратно к празднику, ее догоняет Нива КГБ, и на глаза у всей толпы гостей кгбшник с криком "Стоять!" стреляет в маршала и пинает в живот. После чего вместе с Пиковым начинает избивать.

Шутка сто пятьдесят тысяч восемьсот шестьдесят третьего миллиардного левела!!! Дальше только бесконечность!

Кучка ублюдков сваливает за границу. По радио сказали, что сотня сионистских боевиков высадилась из подлодки ЦРУ, чтобы убить народного героя Босунова, но усилиями органов нападение было доблестно предотвращено.

Кгбшника отправили в Центральную Африку. Ту самую, в которой нынче французские войска восстанавливают порядок. Тот же пиздецовый порядок, что и в фильме.



Пикова отправили в ГУЛАГ, строить газопровод.



А грязная сволочь, подлый ублюдок, гнусная мразь, тварь, трус, ничтожество и подонок, бесстыжая сволочь и уродливый негодяй папан вместе с маман свалил в Израиловку, где издал гнусную хренотень под названием "Под огнем новых царей".



Клавье с певичкой поют в Азербайджане.



А Татаевы выносят мозг Лондону, открыв там русский ресторан.



А теперь точный список тех ублюдков, который писали сценарий: Жан-Мари Пуаре, Мартен Ламотт и... сам Кристиан Клавье, собственной персоной! Мартен Ламотт, кстати, сыграл Пикова. Хреново сыграл, так же хреново, как написал. Также в фильме в роли Наташи засветилась Мария Влади, которая в титрах почему-то названа "Марина Владимировна".
Вы спросите: "А где же веселье и твист, который нам обещали в начале?" А вот хрен вам. Вам, тупым русским, достаточно танцевать под калашников и балалайку.
Режиссер этого пиздеца - Жан-Мари Пуаре, автор таких шедевров комедий вне логики и пространства, как "Между ангелом и бесом", "Пришельцы", "Пришельцы-2. коридоры времени", "Пришельцы в Америке". В финале какой-то из них, помнится, героев закинуло в революционную Францию, где их хотели разорвать революционные солдаты, но комиссар Клавье отдал их на гильотину, так что режиссер, как видим, плюет и на собственную страну тоже. Впрочем, "Твист" ухитряется намного выделяться даже на этом фоне. Продюсером фильма стал Алан Пуарэ, его (па-пам!!!) отец!



Товарищ, не знаю, как ты, а для меня это повод объявить бойкот всей капиталистической продукции этого режиссера.
Будь бдителен, товарищ! Ленин, vodka, балалайка! Хей!

Tags: Дебилы, Зарубежные фильмы, Франция
Subscribe
promo kino_sssr february 10, 2020 23:08 34
Buy for 50 tokens
Кого интересует малоизвестное советское кино (а процентов 70 - реально малоизвестно), кого интересует советская эпоха глазами современников - велкам. Каждый день, как правило, пост про один фильм, иногда про два. Охватываю на данный момент, в основном, период с 1930+ по 1991 годы, но случается и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments